Название: МЕМУАРЫ: секс в СССР был ЧАСТЬ ДЕВЯТАЯ СПЛОШНОЙ ОБЛОМ, ЛАРИСА
Автор: arianin
Категория: Эротика
Добавлено: 18-11-2018
Оценка читателей:

Неделя пролетела быстро. Чего-то необычного не случилось. Легко вписался в коллектив лаборатории. Темы, с которыми мне поручили работать, оказались знакомыми. Были кое-какие нюансы, но коллеги дружно пообещали помочь. Шефство надо мной взяла сотрудница по имени Валентина, женщина под сорок или даже за сорок лет. Выглядела она довольно молодо и привлекательно для своего возраста. В течение недели перезнакомился со многими сотрудниками небольшого коллектива института, особенно с теми, кто посещал «курилку». Там познакомился и с Наташей, очень сексуальной особой, которая была моей ровесницей или на год-два старше меня. Женщина была замужем. От первого брака у нее был ребенок.

Приезжала Оля, пришлось встретиться с Леной из Чертаново, заглянула Светлана и даже ее подружка Маша, правда, отдельно от своей коллеги. Во время очередного кратковременного вечернего визита Ольги, чуть не случился конфуз. Мы с ней уже успели перепихнуться, и, одетая, она уже собиралась уходить, как раздался звонок в дверь. Я на цыпочках подошел к двери, заглянул в глазок и к своему удивлению увидел Аленку. Конечно, открывать ей я не собирался, а Оля с тревогой поинтересовалась:

- Кто это?

- Да тут соседка на меня глаз положила и просто выскакивает из трусов, чтобы отдаться, — полуправдой ответил я.

- И чего ты теряешься?

- Она твоя ровесница и тоже замужем. Хватит с меня, думаю, тебя одной…

Ольга хмыкнула, поняв, что это «камушек в ее огород», но ничего не сказала. Переждав, пока не уйдет незваная гостья, женщина тоже ушла. Я, как и в прошлый раз, не стал ее провожать. Если и хотела, то свои замечания о моем поведении по отношению к себе подруга оставила при себе.

Через какое-то время зазвонил телефон. В трубке раздался голос Елены из министерства. Был он тусклым и не радостным. Поговорили о том, о сем. Я напросился к ней в гости. Правда, чувствовал, что видеть она никого не хочет. Однако женщина не стала отказывать. Договорились, что заеду к ней после работы. В четверг вечером заехал и застал Лену в «депрессухе». Попытался развеселить, не получилось. Попытался развести на секс и получил категорический отказ.

- Почему, почему так получается? Когда ты не любишь — любят тебя, а когда любишь ты, то тебя воспринимают как объект перепиха и только?!

- Я себе тоже не раз задавал подобный вопрос и до сих пор не нашел точного ответа. Может быть, действует закон игры «чет-нечет»?

- У меня сложилось такое же впечатление, что кто-то с нами ведет свою игру, понятную только ему…

- Или ей, — добавил я.

Впервые Лена улыбнулась краешком рта и согласно кивнула. Посидев немного в молчании и тишине, я собрался уходить. Подруга пыталась меня удержать, но я решил, что она делает это из вежливости и не остался. Позже я понял, что она просто боялась оставаться наедине сама с собой.

Мы больше не виделись и даже не перезванивались, а через полгода узнал от общих знакомых, что женщина покончила с собой, выбросившись с балкона…

Вернувшись домой от Елены, позвонил Аленке, чтобы узнать о ее планах на вечер пятницы. Она мне радостно сообщила, что ее мама прямо с работы поедет на дачу, а ее ждет там только утром в субботу.

- У нас с тобой завтра вся ночь впереди, — недвусмысленно заявила подруга.

Заверив ее, что сразу же после работы заеду за ней на телецентр, поскольку она на час позже меня заканчивала свой рабочий день, распрощался и занялся домашними делами, которые не мешали моим воспоминаниям. Правда, на ум приходило не предстоящее свидание с молодой и желанной женщиной, а разговор с «наставницей», которая намекала, что для плодотворной работы необходимо больше уделять времени взаимопомощи и тесному сотрудничеству.

Впрочем, в противовес Валентине, Наташа, которая выглядела намного сексуальнее и была намного моложе, дарила мне взгляды, которые казались страстными и многообещающими. Правда, присутствовала изредка в «курилке» и еще одна женщина по имени Александра, яркая и черноволосая, похожая на цыганку или еврейку, с великолепными внешними данными: полные губы, крутые бедра, узкие плечи и грудь третьего или четвертого размера. У нее тоже имелся ребенок, но она была разведена. Однако поговаривали, что она женщина начальника отдела, поэтому, отметив про себя, что «не отказался бы ей вдуть и не раз», решил, что тратить время на уже облюбованную кем-то подругу, нет смысла. Да и вообще форсировать сексуальные отношения на новом месте работы — не спешил. Хватало и вне ее. Но «кобелиное» начало нет-нет, да и возвращало меня к мыслям о новых возможных любовницах.

Пофлиртовав на работе с женщинами, полный радужных надежд и желания, подъехал к телецентру. Приехал рановато, минут за двадцать до встречи, поэтому, чтобы не отсвечивать на входе-выходе, отошел немного от здания и закурил. Заканчивая перекур, увидел Аленку. Здание было стеклянным, и его вестибюль хорошо просматривался с улицы. Заметил сразу же, что она не одна. Рядом с ней шел мужчина в костюме и галстуке, лет за тридцать, выше меня. Дородный и холеный. Они о чем-то оживленно говорили, и Аленке приходилось смотреть на него снизу вверх. Казалось бы, ничего необычного, идут коллеги, что-то обсуждают. Но я вдруг остро, почти физически почувствовал, что этот мужчина ее интересует, как женщину. И по тому, как он, полуобняв Аленку, поцеловал ее на прощание, понял, что не единственный, который имеет доступ к ее телу.

Сказать, что я расстроился и разочаровался — это, значит, ничего не сказать. И меня не посетила мысль, что сам-то я трахаюсь с несколькими женщинами и куда более грешен этой молодой женщины. Однако когда она вышла из телецентра и, увидев меня, немного смутилась, тем самым подтвердив мои подозрения, осознал, что она никогда не станет моей единственной и любимой подругой. С этой минуты Аленка стала очередной, красивой и желанной женщиной для секса, но не более…

Смущение Лены было мимолетным и быстро исчезло с ее лица. Видимо она и представить себе не могла, что я мог стать свидетелем ее служебного романа. В свою очередь, пришло решение не устраивать ей допрос с пристрастием, но не сказать, что видел, не смог сдержаться.

- Интересные у тебя отношения с коллегами! Объятия, поцелуи…

- У нас так принято. Это же телевидение! — нашлась подруга, хотя заметно расстроилась, поняв, что была неосторожна. — А ты ревнуешь?

- Признаться, приятного мало…

- Не расстраивайся, он женат и у него уже двое детей, а на подходе третий…

- Плодовитый у тебя сослуживец! И разве дети и беременная жена — это гарантия его и твоей благонадежности? Сам был женат…

- Вот видишь! И если ты помнишь, то я не западаю на женатых и с детьми…

- Помню, помню, — подтвердил я, понимая, что у женщин принципы меняются чаще, чем этого хотелось бы.

«К тому же, ты можешь и не западать, но и не отказывать себе в удовольствии лишний раз перепихнуться с нужным тебе мужчиной. У женщин причин и поводов имеется не меньше, а то и больше, чем у нас, мужчин».

Продолжать этот бессмысленный разговор не хотелось. К тому же, Аленка, посчитав, свои объяснения исчерпывающими, мягко взяла меня под руку и произнесла:

- Поехали ко мне.

И мы поехали. По дороге женщина рассказала мне, что со следующей недели ее посылают на курсы повышения квалификации, которые продлятся три месяца, с последующей аттестацией. Я понял, что ближайшие месяцы мы по будням видеться не сможем…

До середины ночи я отрывался на теле Ленки как мог, без «жалелок», иногда даже жестко. И ей это понравилось. Утром, получив еще порцию секса, довольная подруга укатила на дачу к маме, а я, проводив ее до электрички на Казанском вокзале, вернулся домой. Вернулся растерянным и злым. Впору было принимать антидепрессанты.

Который раз у меня не совпадало на личном фронте? Я вновь стал считать. Первая не взаимная любовь, отказ второй — «девятиклассницы», Людмила, подстава Ольги…

Ко всем им в разное время я питал настоящие глубокие чувства. И ошибался! Хватит уже, наверное! А то, таким «Макаром» можно стать циничным пошляком, который в жизни уверовал в выраженную однобокость чувств — либо ты ее, либо она тебя. Другого — не дано. Так лучше пусть она тебя любит. Во всяком случае, останется больше времени на карьеру, на подбор любовниц, встречи с друзьями, отдых и прочее, прочее, прочее…

Я решил больше не влюбляться, а испытывать к женщинам сексуальный интерес и страсть — не более. Тем более, таких женщин хватало. Как говаривала бабушка «до Тулы раком не переставишь!» А там, глядишь, встретится и такая, которую полюблю. Или лучше она полюбит меня.

Почему-то вспомнилось, как в городе Выкса Горьковской области ездил на озеро купаться с местной компанией знакомых. Тогда я еще учился в институте на третьем курсе. Лето было жарким. Покопавшись с утра в огороде, решили поехать искупнуться. Сели в автобус и через полчаса оказались на пляже. Наплававшись вволю, начали собираться восвояси. Зашли за кусточки, чтобы выжать плавки, но ребята, выжав, не стали надевать их на себя обратно, а натянули треники на голые тела. Я последовал их примеру. Подойдя к автобусной остановке, поняли, что при таком количестве народа, транспорт придется брать штурмом.

Решили не отступать. Когда он подъехал, ринулись к дверям. Часть рванула к передним, а я с двумя парнями начал пробиваться через задние двери. Толпа внесла нас внутрь транспорта и разметала по сторонам. Я каким-то образом очутился плотно прижатым к симпатичной девушке, которая стояла спиной ко мне, уперевшись бедрами в низкие перила. Когда толпа вошедших поднаперла, ей пришлось упереться руками в заднее стекло автобуса. Видимо, чтобы не быть окончательно смятой, подруга вдобавок расставила ноги. Именно между ее ног я и оказался, впечатавшись своим членом точно между ее «булочек». Пока я осознал, в каком положении нахожусь, автобус тронулся.

Дорога была «русской», а не автобан в Германии, поэтому сразу же начало качать, шатать и подбрасывать на многочисленных колдобинах. И вот тут мои ощущения ясно стали посылать мне сигналы, что член уперся в женскую попу и трется о нее, невольно все сильнее и сильнее возбуждаясь. Мало того, что на мне не было плавок, но и по ощущениям руки, которая оказалась внизу, прижатой к бедру той, к кому меня так плотно прижали, плавок не было тоже. Кроме того, девушка надела короткое пляжное платье, которое еле-еле прикрывало ее попу. Вставший член, задрал подол платья настолько, что я, скосив вниз глаза, насколько смог, рассмотрел, выглядывающие из под платья, нижние складки попы.

Почувствовав инородное тело у себя между ног, девушка попыталась их соединить, но не тут-то было! Мои ноги, вбитые пассажирами между ее ногами, не позволили этого совершить. Попробовав выпутаться из возникшего положения, понял, что бесполезно, а мои телодвижения только добавляют возбуждение и похожи на попытки совокупления. Зажатая девушка тоже перестала трепыхаться, осознав безвыходность своего положения. В принципе, меня такая поза устраивала. Кейф был ломовой, но существовала проблема, что даже при таком бестелесном контакте можно кончить, причем в штаны. Ощущал, что и девушка начала испытывать не шуточное возбуждение.

Эти мучения как-то следовало заканчивать. Поэтому по возможности оглядевшись, понял, что на нас никто не смотрит, потому что окружающие нас повернуты к нам либо боками, либо спинами. Чтобы оказаться в равном с девушкой телесном положении, я пальцами кисти руки, которая находилась внизу, оттянул и приспустил свои треники. Освобожденный член вырвался наружу и щелкнул по промежности спутницы. Она была голая и мокрая. Однако в отверстие он не попал. Девушка вздрогнула, но промолчала, тяжело задышав. Заниматься поисками дырочки я не мог, не было возможностей. И тут активность проявила моя спутница. Оторвав от стекла одну руку, она ею залезла себе под платье, дотянулась до члена и слегка подала его по промежности назад. Понадобилась легкая поправка, чтобы член попал туда, куда ему предназначалось.

Проникновение стало быстрым и глубоким, так как совпало с очередным дорожным ухабом, а легкого стона подруги, вырвавшегося при этом, никто кроме меня вообще не услышал. В тот момент я тоже чуть не закричал от сладострастия проникновения. Правда, вставив в подругу член, я был лишен возможности совершать нормальные движения, а потому пользовался каждой встряской машины, каждой дорожной неровностью. Получалось, что совершать движения внутри ее влагалища мне помогал автобус и дорога. Однако и этого хватило, чтобы почувствовать, что скоро кончу. Прервать половой акт я не мог, поскольку резко вытащить член из нее не представлялось возможным. Кончая, глубоко, насколько мог, вошел во влагалище и разрядился. Спутница почувствовала мой оргазм, но тоже ничего не предприняла, чтобы предотвратить извержение спермы. Наоборот, она словно приклеилась ко мне, позволяя слить в себя все до последней капли.

Вскоре член внутри нее опал, и при очередной встряске вывалился из влагалища наружу, продолжая тереться о задницу спутницы, поскольку засунуть его назад в треники я, как ни старался, не мог. Видимо, подобное положение вполне устраивало женщину, потому что она поерзала попой, размещая поглубже член между своих «булочек» и, откинув голову назад, благодарно потерлась своей щекой о мою щеку. Так мы ехали еще пять минут и, зажатый между ягодицами член стал оживать. Когда он набрал полную силу, подруга отреагировала на мое новое возбуждение моментально, снова очень ловко подставив свою мокрую писю.

Однако второй раз кончить у меня не получилось, зато минут через десять, при самом въезде в город, оргазм обуял мою дорожную любовницу. Чтобы не закричать, женщина, содрогаясь всем телом, начала кусать свою руку. Возбужденный член, оставаясь во влагалище, только добавлял ей остроту оргазма, одновременно увеличивая его продолжительность. Мои опасения, что кто-то обратит внимание на нас, оказались напрасными. Правда, в стекле я видел удивленные глаза девушки из компании, которая зажимала нас слева. Однако, скорее всего, это удивление было вызвано тем, что пассажирка увидела, как моя спутница кусает себе руку, потому что увидеть, что происходит внизу, она никак не могла.

До первой остановки нам так и не удалось «расцепиться». Подруге такое положение явно нравилось, оно держало ее в тонусе, и даже начало забавлять. Меня оно тоже устраивало, хотя постоянно тревожила мысль, успею ли убрать незаметно «хозяйство» в треники, когда начнется выход пассажиров. Однако мои опасения были напрасны. Когда народ попер на выход, а вместе с ним и моя спутница, член не только быстро выбрался наружу, но и сам практически снова скрылся в штанах. Правда, скрыться ему удалось, но не скрыть своего возбуждения. Хорошо, что при выходе люди оттеснили меня к тому самому стеклу, у которого до недавнего времени находилась моя подруга. Через стекло в окне увидел, что недавняя спутница, переходя на другую сторону дороги позади автобуса, помахала мне на прощание рукой, на которой я заметил обручальное кольцо.

Вспомнив тот случай, подумал: «Интересно, а есть ли у меня внебрачные дети?»

Мои мысли прервала мать, заявив, что у нас в доме совсем нет хлеба. Пришлось идти в булочную.

- Привет! Вот так встреча! Не узнаешь? — послышался удивленный женский голос. Передо мной стояла невысокая женщина, симпатичная и кого-то слегка напоминающая.

- Привет! — лихорадочно пытаясь вспомнить, кто это, ответил я. И вспомнил:

- Лариса! Действительно, встреча, так встреча! Сколько лет, сколько зим! Сразу и не узнал…

- Сильно изменилась? — поинтересовалась она.

- Конечно. Во-первых, повзрослела, во-вторых, выросла. Я тебя помню совсем еще девчонкой, бойкой, озорной, едкой на язычок. А помнишь, как мы ездили после литературной олимпиады на трамвае?

- Да. С нами тогда еще была Татьяна из параллельного класса, в которую ты влюбился по уши! Случайно не женился на ней?

- Нет, повезло…

- Это как же тебя понимать?

- В прямом смысле слова. Разве может повезти мужчине, если он женится на той, кто его не любит?

- Нет, наверное, — согласилась Лариса. — Так ты еще не женат?

- Уже не женат. Разведен. А ты?

- Я замужем, у меня два мальчика. Правда, сейчас я с ними одна. Муж сидит в колонии за экономическое преступление.

- Да, на Руси от сумы и от тюрьмы никто не застрахован. Но главное, что не за убийство, не за грабеж…

- У нас за убийство меньше дают! А моему муженьку дали восемь лет! Три года уже отсидел. Еще, как минимум три года сидеть, а там, может, выпустят по УДО.

- А это что такое?

- Условно досрочное освобождение…

- Понятно. А ты сейчас куда?

- Домой.

- Не очень спешишь?

- Нет, — прищурилась женщина, — хочешь проводить? Я теперь далеко живу, на северо-востоке Москвы…

- А мне сейчас без разницы, где живет женщина, которую я хочу… проводить…

- Ух, ты! Какие «мы» стали смелые! — кокетливо проворковала бывшая одноклассница.

- Взрослеем…

- Так какие будут предложения?

- Я сейчас сбегаю за хлебом, отнесу домой, возьму деньжат и окажусь в твоей власти.

- Предпочитаю, чтобы властвовали мужчины.

- Заметано! Тогда прошвырнись по пути к метро по магазинам, а через полчаса встречаемся у входа в метро.

- Хорошо, — коротко ответила Лариса. Развернулась и не спеша пошла к первому попавшемуся магазину.

Я в достаточной степени оценил ее «корму» и довольно стройные не полные ножки. В девичестве она не была столь привлекательна. Подумал: «Вот что делает с бабами секс! Они преображаются и расцветают. И чего ломаются?! Дуры!»

Купил хлеб, отнес домой, слегка приоделся и через полчаса уже ожидал подругу у метро. Она появилась через пятнадцать минут.

- Давно ждешь? — небрежно поинтересовалась женщина.

- Не больше, чем положено, — спокойно ответил я, а сам подумал: «Как была стерва, так и осталась! Но только я уже не тот мальчик, который терялся от женской наглости и самоуверенности».

- А сколько положено? — усмехнулась она.

- Зависит от фактуры объекта и степени желания обладать им, — не смущаясь, ответил я.

- Ну, ты нахал!

- Все зависит — откуда смотреть. С моей стороны — это просто констатация факта, а, значит, правда. Когда к человеку относишься с уважением, врать не хочется.

- Так ты меня уважаешь?!

- Не только…

- Интересно, интересно!

- Ты пока даже представить не можешь, насколько это интересно! — продолжал интриговать я.

- Ой, конечно, я девушка не целованная, — пошутила Лариса.

- Ну, во всяком случае, я тебя не целовал ни разу, — заметил я.

- И кто в этом виноват?

- Я, конечно. Просто ты мне не нравилась из-за своего строптивого характера, язвительного язычка…

- Обычная защитная реакция девушки в эти годы, — со знанием дела заявила женщина.

- Но тогда я об этом даже не догадывался. Сейчас же я знаю о женщинах больше.

- Посмотрим, посмотрим! — прищурившись, улыбнулась подруга.

Приехав к ней домой, мы «посмотрели»! Потом ещё раз «посмотрели». Третий раз — не получилось, пришли ее сыновья. Но мне и двух раз хватило, чтобы оценить маленькую, тугую, но постоянно мокрую п…ку женщины, маленький, тонкогубый, жадный ненасытный ротик, очень солидную круглую попу и маленькие, но с длинными стоячими сосками сиськи.

Мои способности Лариска оценила только со второго раза, но оценила по полной, умело и быстро восстановив язычком и губками мои «потенциальные» возможности, упавшие после первого раза. Зато, восстановив, позабавилась на славу! Напрыгалась, исстоналась, несколько раз меняя позы, продлевая сладострастие, но, не дождавшись моего оргазма, кончила бурно и громко.

- Я всегда подозревала, что ты темпераментный любовник…

- Это с какого же класса школы ты начала подозревать?

- С того самого, когда ты меня пощупал между ног, помнишь?

- Помню. Но я же тогда только под платье тебе залез и щупал через трусы.

- Все равно. Было очень приятно, хотя и стыдно.

- Стыдно?! Почему?

- Потому что трусы сразу стали мокрыми…

- Так, так и должно быть.

- Но тогда я этого не знала. Думала, что описалась от страха и желания. Это уж потом, значительно позже, старшие девчонки объяснили…

- Да, но зато есть, что вспомнить!

- Ну, а сейчас, как я тебе?

- Очень даже! Словно, под меня все устроено. Чувствовал тебя всю сразу и снаружи, и изнутри.

- Наши ощущения совпадают… — задумчиво произнесла женщина.

- Только одного не понимаю, почему ты так рванула в ванную, когда я в тебя кончил?

- Просто я еще в том возрасте, когда могу легко забеременеть. А зачем мне это, когда и так двое, да еще и замужем. Такое не утаишь, пойдут разговоры, дойдет до мужа. И куда я одна и с двумя детьми?! Ты же на мне не собираешься жениться?!

- Я в ближайшие три-пять лет, вообще не собираюсь жениться. Я только месяц назад, как развелся! И сейчас наслаждаюсь свободой.

- Ага, со мной…

- Да, с тобой. А был бы женат, такого себе вряд ли позволил бы.

- Видишь, а я такая, что позволила, — грустно констатировала она.

- Просто я очень коварный и соблазнил тебя, пользуясь тем, что сексуальная женщина была долгое время лишена мужской ласки.

- Точно. Коварный соблазнитель, — подтвердила Лариска, проведя нежно рукой по уже ожившему члену.

- Я правильно понял? — спросил я, забираясь на подругу и вставляя в нее свое хозяйство.

- У тебя просто какое-то недюжинное чутье, — насаживаясь на член, произнесла со страстью женщина. Но…

Раздался звонок в дверь. Посмотрев на часы, Лариса, смутившись, произнесла:

- Мы с тобой слишком увлеклись, и я от твоих ласк перестала следить за временем. Это мои мальчики вернулись домой. Ты одевайся, а я пойду открывать.

И с этими словами она, накинув на голое тело халатик, вышла в коридор, просто закрыв дверь в комнату. Я, конечно, быстро стал одеваться, чтобы не быть застигнутым ее детьми в постели в голом виде. Правда, трусы надевать не стал. И пока Лариска командовала парнями в прихожей, я успел даже прибрать расхристанную постель.

- Разулись? Тапочки надели? А теперь в ванную, мыть руки, быстро! — слышал я отдаваемые команды. Дверь приоткрылась, и подруга поманила меня выйти из спальни в гостиную. Квартира у нее была трехкомнатная, как и у меня. В третьей комнате, по всей видимости, жили мальчики. В ванной раздавалась возня, «народ» бился за кусок мыла. Я успел даже поцеловать женщину и залезть ей под халатик. Там было еще влажно…

- Хулиган, — прошептала Ларка, не препятствуя моей руке ласкать себя, но опомнилась и отстранилась.

- На сегодня достаточно! — заявила она.

- А ночью мы будем спать?

- Ты останешься? — обрадовалась она.

- Могла бы не спрашивать!

- То есть я тебе нравлюсь? — оглядываясь на ванную, где находились ее сыновья, спросила женщина, распахивая халатик.

Тело и телосложение подруги еще не потеряло девичьей привлекательности, несмотря на беременность, роды и кормление двух детей. Немного подвисла грудь и только. Чтобы не попасть впросак с ее сорванцами, я утянул женщину снова в спальню и, расстегнув ширинку брюк, достал свой стоячий конец и уперся им ей в живот.

- Ты всегда мне нравилась. Сама же вспомнила, как я лазал тебе под платье.

- Ну, ты многим туда лазал… — промурлыкала бывшая одноклассница, водя рукой по стволу члена.

- Ничего подобного. С тобой вместе трем и то в разное время. К тебе я залез последней и уже в возрасте, когда у меня член вовсю стоял.

- Да, мы так много потеряли времени, — грустно подвела итог разговора Лара.

- Лучше позже, чем никогда…

Лорик задумалась. Через какое-то время на ее губах заиграла улыбка.

- Чему ты улыбаешься?

- Просто я представила себе, как два пятиклассника занимаются сексом. Наверное, без должного опыта я сразу же забеременела бы.

- Уверен, что нет. Потому что в то время мой организм еще не вырабатывал сперму.

- То есть у тебя тогда был не член, а «вечный двигатель»?

- Ничего вечного не существует. Думаю, что он просто уставал бы от долгого стояка, но, скорее всего, секс длился бы очень долго.

- Блин, еще раз убеждаюсь, как мы мало знаем о сексе и как много упускаем в этой жизни! — с досадой произнесла подруга. — И мы, девки, все-таки дуры! Правда, это происходит от нашей безграмотности и общественного ханжества.

- Думаю, что современная молодежь более прогрессивна.

- Нет. Я же работаю в школе и вижу, что до седьмого-восьмого класса они почти такие же, какими были мы. Да, они также на ощупь познают разницу между девочкой и мальчиком, но дальше этого не идет. А если девушка и раздвигает ноги, то не своему ровеснику или мальчику моложе себя, а парню, который старше ее, от которого есть опасность залететь. Кстати, так чаще всего и случается.

- Но мальчики и девочки в десять-одиннадцать лет стремятся к романтическим отношениям. Вспомни себя. Дала бы ты щупать писю тому, в которого ты не была влюблена?

- Нет, конечно!

- Видишь! Это заложено в генах человека. И если что-то изменится, то должно смениться не одно поколение… однако не уверен, что что-то следует менять.

Пока длился наш разговор, мальчишки все еще продолжали возиться в ванной.

- Сейчас, если бы и захотели, то все равно ничего уже не изменить. Надо наверстывать упущенное, — заявила она уверенно и, обхватив меня за шею, запрыгнула мне на бедра.

Наверное, случайно, но член сразу проник в женщину, истекающую соками.

- Боже мой, как же хорошо! — насаживаясь на него глубже и, совершая движения, прошептала Лара.

Однако до ночи нам было не суждено повторить то, что мы успели сделать до прихода ее пацанов, потому что секунд через двадцать они выскочили из ванной, и мы едва успели привести себя в приличный вид…

Познакомив меня с сыновьями, подруга ушла в ванную и вышла оттуда уже не в халатике, а в блузке и короткой юбке. Юбка отлично подчеркивала ее сексуальную задницу и стройные ножки.

- Так, мальчики, мы уходим в школу на вечер встречи. Вернемся поздно. Ведите себя хорошо. Ужин на плите, подогреете.

Я помог надеть ей приталенный плащ-пальто. Оделся сам. Вышли на улицу.

- Ты придумала «Вечер встреч» или на самом деле мы идем в твою школу?

- На самом деле, — ответила она. — А что?

- Ничего, что ты там покажешься со мной?

- Ой, я тебя умоляю! Там соберутся взрослые люди, которые понимают, что женщина не должна быть одинокой. Это не прилично!

Я усмехнулся ее афоризму и машинально поправил член, который без трусов терся о джинсы. Лариска это заметила.

- Он у тебя еще не успокоился?

- Не успокоился. К тому же, я не успел надеть трусы, непривычно…

- Подумаешь! Я тоже их не надела, а только колготы. Легче будет добраться до жизненно важных органов, — рассмеялась женщина и мягко взяла меня под руку.

Школа находилась близко. Уже минут через десять неторопливой ходьбы, мы входили в двери «образовательного» учреждения. Народа и во дворе школы, и внутри ее уже набралось прилично, а люди все подходили и подходили. С нами многие здоровались, узнавая Ларису. Однако она ни с кем не остановилась, а прошла к охране и взяла ключ, пояснив мне, что это ключ от ее кабинета, где мы и оставим свою верхнюю одежду. Поднялись на третий этаж. Подруга открыла класс. Мы зашли. Закрывать она его не стала, не собираясь долго здесь оставаться. Скинула пальто, я тоже избавился от куртки.

Рассмотреть, как следует учебный кабинет, мне не удалось, но и то, что успел уловить взглядом, говорило, что «училка» заботится о том, чтобы он выглядел достойно. К слову сказать, я больше смотрел на свою спутницу, которая в короткой юбке, длинных осенних сапогах и прозрачной блузке выглядела очень сексуально. Не удержался, чтобы не обнять и ухватить ее за попу. Почувствовав, что я начинаю возбуждаться, женщина мягко отстранилась и сказала:

- Я тоже тебя очень хочу, но у нас с тобой еще будет время заняться друг другом, я тебе обещаю. А сейчас пойдем наверх, пообщаемся с людьми, потанцуем, чтобы наша страсть разгорелась до такой степени, что мы, забыв о приличии и стыде, ворвались сюда только с одним желанием — обладать друг другом безраздельно и безгранично.

- Красиво! Но я тебе тоже обещаю, что если мы сейчас с тобой займемся сексом, то после него мы пойдем наверх, пообщаемся с людьми, потанцуем, чтобы наша страсть разгорелась с новой силой. И, забыв о приличии и стыде, мы ворвемся сюда и будем заниматься сексом до тех пор, пока ты не запросишь о пощаде.

Лариска как будто только и ждала этих моих слов.

- Ну, если ты настаиваешь на данном варианте, то я не против.

Она подошла к двери и закрыла ее. Затем спустила до колен колготы и легла животом на стол-парту, выставив мне на обзор свою мокрую промежность. Вид был потрясающим! Поэтому, еще не сняв штанов, а, только расстегнув ширинку, я незамедлительно вставил свой конец в женщину. Та только сладострастно охнула, впуская его в себя. И наступило блаженство! Сколько оно продолжалось, сказать затрудняюсь. Помню только, что было очень удобно. Не приходилось присаживаться или дотягиваться. Член ровно горизонтально заходил в нутро подруги до основания, затем вылезал из нее с головкой и снова устремлялся в истекающую соками дырочку. Заходил глубоко, ощущая всем своим стволом стенки туннеля влагалища. При притушенном свете наблюдать за процессом доставляло непередаваемое удовольствие.

Когда же Лариска начала постанывать от возбуждения, темп соития возрос. Несмотря на то, что я не чувствовал приближения оргазма, ощущения были настолько острыми, что не выдержал и стал тоже стонать, в исступлении засаживая подруге так сильно и глубоко, что она перестала сдерживаться, и ее стоны стали походить больше на крик. Хорошо, что ее класс находился в середине этажа. Возможно, поэтому нас никто не услышал. А если кто и услышал, то благоразумно удалился, не потревожив.

Как я ни старался подгадать и кончить с ней одновременно, не получилось. Лорик разрядилась первой, не намного опередив меня. Она еще кончала, когда из члена ударила струя жидкости, вызвав у нее дополнительные приятные ощущения, а у меня хриплое рычание.

Успокоившись, она предупредила, чтобы я не вытаскивал член из нее, пока не достанет салфетки, чтобы подтереться. Оставалось только радоваться женской предусмотрительности, потому что до меня только в последний момент дошло, что сперма из нее может потечь наружу, на пол. Подтерев себя, подруга тщательно облизала член и затем промокнула его салфеткой. Использованные салфетки в корзину для бумаг бросать не стала, а сложила в целлофановый пакетик, а его положила себе в сумку. Ее предусмотрительность навела меня на мысль, что к таким моментам ей не привыкать.

«Оно и понятно, — подумал я, — какая молодая баба выдержит три года без мужика!»

Приведя себя в божеский вид, мы, закрыв кабинет, поднялись в актовый зал. Уже играла музыка, но пока никто не танцевал. Народа было много, но люди заметно делились на группы, по годам выпуска. Лариса сразу же нашла своих однокашников, которых я насчитал, было, человек двадцать. Большинство составляли женщины, но среди них увидел и мужчин. На них, правда, особого внимания не обратил, зато среди женщин увидел довольно привлекательных особ. Одна была так просто красивой. Высокая, на полголовы ниже меня, стройная, черноволосая, с красивыми серыми глазами, с развитыми широко расставленными бедрами и ягодицами. Она выделялась изо всех, резко контрастируя с низкорослыми подругами. Однако ее красота была холодной, спокойной и не вызвала у меня эротических эмоций. Лариска с ее полудетской фигуркой, она была, чуть ли не ниже всех здесь присутствующих женщин, вызывала у меня, куда большее желание, чем эта красавица. Поздоровавшись со всеми, а с некоторыми даже расцеловавшись, моя спутница не забыла представить и меня, заявив, что я ее первая любовь.

- Первая любовь не ржавеет! — подколол кто-то из женщин.

- Точно, — согласилась Лорик, — она только крепнет с годами, как коньяк, и сильнее кружит голову.

- И не только голову, — подсказала одна фифа, плотоядно уставившись на меня.

- Это Ольга, — представила ее мне моя подруга, — самая бедовая из нас. У нее чуйка на мужчин потрясающая! На тебя она сразу сделала стойку.

- Я бы с таким мужчиной такую стойку сделала бы, но чувствую, опоздала.

Женщины понимающе рассмеялись, а Лариса, взяв меня под руку, без тени смущения, улыбаясь, заявила:

- Ничто не вечно под Луной! Глядишь, и тебе что-нибудь перепадет, но не сегодня.

- Что ты, что ты — это я так, типа помечтала, — все снова рассмеялись.

- Главное, мыслью не растекайся по древу, — вкладывая двойной смысл в слова древней былины о князе Игоре-Северском, посоветовала ей Лара.

Девки, поняв второй смысл сказанного, гомерически заржали, но Ольга не обиделась.

- Было бы почему растечься, — промурлыкала она, смерив меня с ног до головы и с головы до ног.

Поскольку речь зашла непосредственно обо мне, пришлось вступить в словесную игру.

- Милая, так надо уметь на взгляд выбирать деревья. Видно, что ты не заканчивала институт лесного хозяйства. Впрочем, — тут уже я ее смерил с головы до ног, — скорее всего, ты не заканчивала даже лесного техникума. ПТУшница?

Ольга возмущенно молчала, не отвечая на вопрос и, не находя слов в ответ. И тут, среди наступившей тишины, послышался голос красотки:

- Оленька, по-моему, он раскатал тебя по полной!

Лариса смотрела на меня тоже с уважением, но молчала. Заиграла музыка, приглашая на медленный танец. Я, естественно, пригласил свою спутницу. Ларка, обняв меня за шею, доверчиво прижалась ко мне всем телом. Музыка и ощущение желанного женского тела, обволакивало сознание, навевало эротические фантазии. Я нежно прижимал к себе женщину, желая без слов, а только с помощью своего тела и касаний, передать свое состояние, весь тот кейф, который я испытываю от ее близости. И подруга почувствовала, благодарно заглянув в мои глаза.

- Господи, какой сегодня прекрасный день, даже страшно…

- Счастливым мгновениям надо радоваться, а не бояться их, чтобы не спугнуть, — предостерег я ее.

- Верно. Но как ты смог ее просчитать так быстро? Ты же не психфак МГУ заканчивал?

- Нет, просто поставил ее на заслуженный ею пьедестал. Надоела ее болтовня, которой она загоняла себя в неловкое положение, пытаясь выглядеть дешевкой.

- А мы, девчонки класса, всегда побаивались ее острого язычка.

- Ну, уж, не поверю! У вас девчонки достаточно бедовые. Им палец в рот не клади!

- Это, смотря какой палец! — рассмеялась Ларка.

Танец мы закончили в молчании, предаваясь ощущениям близости и доступности. Вернулись к «своей» группе, которая несколько поредела. Во-первых, мужчины дружно ушли курить, а к ним примкнули и некоторые женщины. Во-вторых, кто-то перешел к другой компании, увидев там знакомых. Поэтому, когда мы с Ларисой вернулись, наших людей стало вполовину меньше. Ольга и красавица остались. Первая уже не сердилась, а вторая без обиняков попросила:

- Лорик, познакомь нас.

И Лорик без тени сомнения и ревности познакомила нас. Женщину звали Александра.

- Родители, думаю, не ошиблись, дав вам такое имя, — признался я, глядя на нее, как на творение художника.

- А мне мое имя не нравится. Оно какое-то значительное, претендующее на величие. Мне с ним трудно жить… вот и сейчас, мы разговариваем и «выкаем» друг другу.

- А знаешь почему? Потому что ты сама к своему имени относишься с каким-то трепетным уважением. Но в зеркале ты каждый раз видишь себя, красивую женщину, а не Александра Македонского.

Саша рассмеялась.

- Вам, ой, тебе было бы о чем поговорить с моим мужем.

- А он здесь?

- Нет. Сейчас он в загранкомандировке. Вернется не скоро.

- Ничего страшного. Мы тоже, надеюсь, не последний день живем на этом свете. Бог даст — свидимся.

Александра проявила тактичность и, сказав, что была рада знакомству, оставила нас с подругой в покое.

- Кто она?

- Зацепила?

- Не поверишь, не зацепила. Но порода чувствуется!

- Не перестаю тобой удивляться! Она, действительно, из породистых особ. Сашенька родилась в Курдистане. Ее отец вождь, а по-нашему князь, одного из курдских племен. Слышал о таком народе?

- Конечно. Эти племена заселяют с древних времен и до сих пор свои исконные земли, которые сейчас находятся на территориях трех стран: Турция, Ирак, Иран.

- Точно. Так вот она родилась в турецком Курдистане. Но ее родителям пришлось эмигрировать оттуда, спасаясь от преследования турок. Так что, выросла и выучилась она у нас, в СССР.

- Понятно. А ее муж тоже из курдов?

- Безусловно. И, наверное, ты догадываешься, что у него за загранкомандировка.

- Да, не позавидуешь…

- А я завидую, — призналась Лариса. — Ее муж вождь, воин, а мой сидит в тюрьме.

Я посмотрел на часы.

- Ты куришь?

- Покуриваю, — призналась женщина.

- И где у вас тут курительная комната?

- А пойдем ко мне в класс. Откроем там окно и покурим, да и проветримся заодно, а то здесь становится душновато.

Не спеша мы спустились на третий этаж. Зашли. Лорик закрыла дверь на ключ, но свет включать не стала. Правда, благодаря полнолунию, в комнате было достаточно светло, чтобы видеть друг друга и не спотыкаться о расставленные столы и стулья. Открыли окно, закурили.

- Не холодно? Не лето, — поинтересовался я.

- Да, пожалуй, накину плащ, — прикуривая от моей зажигалки, проговорила женщина.

Я присел на край стола-парты, находившейся напротив окна. Подруга, втиснувшись между моих ног, прижалась ко мне, делясь теплом своего тела.

- Ты изменял своей жене?

- Изменял. Я ее не любил, а последние три года тихо ненавидел.

- А сколько вы прожили вместе?

- Три с половиной…

- И ты столько времени жил в таком кошмаре?!

- Она сумела подловить меня и забеременела. Родилась дочь…

- Понимаю. Любишь ее?

- Кого?

- Дочь, конечно!

- Люблю, но она будет воспитана в духе той семьи. А дух семьи бывшей мне ненавистен. Поэтому, как сложатся мои взаимоотношения с дочерью в будущем, не знаю.

- Ладно, что это мы все о грустном. Я, например, даже через плащ чувствую, что ты не прочь снова заняться сексом.

- Если ты чувствуешь, то так оно и есть. Только окно следует закрыть, холодно.

- Боишься отморозить? — усмехнулась подруга, закрывая окно.

- Конечно, инструмент надо беречь. Мне на нем полагается еще играть и играть!

- Так ты музыкант! А где же твоя скрипка?

- У меня лично только смычок, но и скрипка под рукой, — сказал я, поворачивая Лариску к себе лицом, спуская с нее колготы и берясь за аппетитную задницу.

Женщина сразу же вошла в тему, быстро расстегнув мои брюки, которые тут же поползли вниз по ногам, освобождая рвущийся из них член.

На этот раз Лара не стала поворачиваться ко мне попой, а, переместившись, села, как была в плаще и юбке, на стол, предоставив мне удовольствие снимать с нее колготы. Когда я снял колготы с одной ее ноги, она не стала дожидаться освобождения другой, а, обвив ногами мои бедра, подтянула меня к себе так, что член уперся ей в промежность. Правда, упирался он в нее не долго, потому что, раздвинув головкой все половые губки, проник в желанное отверстие и углубился внутрь женщины. В момент проникновения подруга тихо простонала и подалась навстречу. Проникающий лунный свет, только усиливал интимную атмосферу.

Под покровом темноты и света свершалось таинство слияния двух тел, обмен энергиями двух разнополых людей, страстно желающих этого соития.

Еще раз я убедился в том, что классные парты-столы и столы вообще создают сексуально подкованные люди, потому-то эта мебель идеально подходит для многих поз: сзади, спереди, с боку. Поэтому вновь трахалось комфортно и все внимание сосредоточилось на самом процессе. Даже руки оказались свободными, которым я сразу нашел применение. Они добрались до блузки женщины и, расстегнув ее, нащупали под лифчиком небольшие и еще упругие груди подруги с ее крупными длинными сосками. Оказалось, что соски — это еще одна эрогенная зона Ларисы!

Прошла минута, другая, третья, а я не чувствовал даже намека на приближение оргазма. Я попробовал сменить темп, доведя его до скорости пневматического молотка, не помогло. Мне не помогло, а подруга, немного погодя, кончила, как обычно бурно и громко.

Однако вытолкнуть из себя мой конец она не смогла. Наоборот, он всунулся в нее глубоко по самые яички. Там он и оставался, пока Лорик, придя в себя и передохнув, снова захотела продолжить половой акт. Все это время я ласкал и стимулировал женщину руками, иногда подергивая членом. На подергивания она реагировала айканьем, а ласки расслабляли ее, давая возможность мышцам и нервам быстрее восстановиться. Все это время она лежала на столе, и предоставляла мне возможность рассматривать себя во всех деталях. Поскольку подруга в интимной зоне делала эпиляцию, удалось полюбоваться началом ее пухленьких больших половых губ, которые начинались от лобка и скрывали клитор. Немного раздвинув их, увидел и «бугорок Евы», который смотрелся маленькой горошинкой. Трогать не стал, хотя появилось желание поцеловать и полизать его, чтобы понять, как будет реагировать на это женщина, ставшая за один день такой близкой и желанной.

Наконец, ее ощущения пришли в норму. Но двигаться она не стала, зато спросила:

- Ну и как я тебе?

- Даже очень! — честно ответил я. — Ты разве не чувствуешь по моему физическому состоянию, точнее стоянию, что ощущения прекрасны и требуется продолжение?

- Однако ты не кончил!

- Извини, но мои яичники — это не рог изобилия! У них свой период выработки спермы, которым я не управляю. Наслаждайся пока тем, что есть, что стоит и падать не собирается. У мужчины самое главное его стойкость, а не то, сколько раз из него вытечет сперма.

- Но один из подвигов Геракла — это оплодотворение пятидесяти девственниц!

- Во-первых, я не Геракл, а, во-вторых, в мифах всегда существуют преувеличения. Потому они и называются мифы, а не былины.

- А жаль! — с чувством развенчанной мечты произнесла женщина.

- Я бы на твоем месте получал удовольствие, а не строил воздушных замков.

Видимо, осознав, что я прав, Лариса снова обвила меня ногами и медленно задвигалась, насаживаясь на моего «дружка». Было приятно чувствовать, как он двигался в ее узком влажном «жилище». Скорее всего, мои ощущения передались и подруге, потому что вскоре она начала тихонько постанывать, получая удовольствие от каждого движения внутри себя. Правда, может быть, это была женская провокация, стимулирующая мое возбуждение. Однако в стимуляции я не нуждался, потому как мое «орудие» работало, казалось, независимо от чьего бы то ни было возбуждения.

Единственное, что я сделал, услышав тихие женские стоны, прибавил в темпе, надеясь усилить наслаждение распластанной передо мной женщины. По всей видимости, этого удалось достичь. Стоны усилились. Частое дыхание превратилось в тяжелое дыхание, словно, Лариске перестало хватать воздуха. Тогда я прибавил еще темпа, желая ускорить сексуальный взрыв подруги. И в один из моментов, когда я ей в очередной раз загнал член по самые яйца, стукнув ими ее попу, Лару скрутило. Мой конец так сжало внутри, что я испугался, как говорят в народе, защемления. Однако когда самые сильные судороги закончились, и из горла Лариски послышался стон облегчения, влагалище отпустило моего «мальчика».

- Все, я больше не могу! — еле слышно проговорила подруга. — Если ты продолжишь, то я сойду с ума или со мной случится инсульт после очередных судорог и взрывов в голове.

- Хорошо, я сейчас выну его из тебя.

- Нет, подожди, не сейчас, — воскликнула женщина, испытывая посторгазмическое блаженство. — Боже, как же мне хорошо с тобой! Я не понимаю, что происходит…

Я промолчал, хотя ее признание пролилось амброзией на мое мужское самолюбие. Удивительно, но сейчас у меня с ней отсутствовало желание орального или анального соития. Я и раньше замечал, что когда женщина со мной кончает от вагинального секса, не брезгуя оральным, об анальном сексе я даже не вспоминаю. Да и оральный секс мне нужен только для того, чтобы лишний раз убедиться, что подруга занимается со мной сексом не только для собственного здоровья и удовольствия. Но потому, что ей нравится этот «хоботок», как частичка меня самого, она дорожит им, как и мной в целом, а потому целует и ласкает его, поскольку это доставляет, во-первых, удовольствие ей самой, а, во-вторых, дает власть надо мной.

Женщина, которая поняла, что мужское самолюбие сильно затрагивать, а тем более, оскорблять, нельзя, будет жить в уважении и мире. Остальные, которые не следуют этим правилам, несмотря на свою хозяйственность и сексуальность, скоро перестанут быть объектом обожания и уважения. И, как правило, такие союзы распадаются…

Желательно, чтобы женщина в быту была на порядок умнее и тактичнее мужчины, хитрее и изворотливее. Однако, к сожалению, 20-й век настолько сильно раскрепостил большинство женщин, что они, как существа более энергичные и прагматичные в быту и сексе, воспользовались своим преимуществом в полной мере, подавив предоставленными обществом правами и природной истеричностью мужской домострой. Однако взамен ему они не смогли создать ничего нового и жизнестойкого, а попытки взять на себя не свойственные им мужские функции, привели их к разладу с собственным природным «эго».

Так, видимо, и не поняв происходящее, Лариса решила перенести размышления о вечном и сущем на более поздний период. Она зашевелилась и с очень большим нежеланием свела ноги вместе, давая понять, что секс здесь и сейчас закончен. Я специально очень медленно стал вынимать член из мокрого влагалища. Эта медлительность чуть не довела ее до смены принятия решения, но преодолев нарастающее желание, женщина, сделав движение назад, избавилась от моего «дружка», но не смогла сдержать стон разочарования.

Член вылез наружу, но не повис, а остался торчать горизонтально полу, готовый вновь проникнуть во «влажное жилище». Лариска, чтобы не передумать, даже не стала на него смотреть, а отвернулась от меня и начала натягивать колготы. Одевшись, она немного успокоилась, но, посмотрев в мою сторону и, увидев, что я еще не одет, извиняющимся тоном произнесла:

- Хороший мой, у нас еще вся ночь впереди…

Я кивнул головой, а подруга неожиданно встала передо мной на колени, взяла моего «мальчика» в руку и начала целовать и облизывать то, что доставило ей так много сладострастных мгновений и наслаждения. Однако не помогли и оральные ласки. Все стояло, но не кончало. Пришлось натягивать штаны на стоячий член, потратив много времени на осторожное застегивание ширинки. Удалось застегнуть без травм, но его в штанах было так много, что идти в таком виде я не соглашался, хотя Лорик, умирая от смеха, просто настаивала, чтобы я предстал перед ее одноклассницами именно в таком виде.

Пока мы препирались, член стал терять в размерах, а когда, выйдя из класса, поднялись в актовый зал, он уже почти превратился в расслабленного мажора.

- Где это вы так долго отсутствовали? — поинтересовалась сразу же Ольга, завидев нас в зале.

- На Кубу ездили, — ответил я, не дав раскрыть рта своей спутнице.

Такого ответа Ольга снова не ждала, поэтому не нашлась, что ответить. А мы пошли с Лариской танцевать. В танце мое орудие снова ожило. Лорка хихикала и прижималась сильнее, отчего в штанах у меня все прибывало и прибывало. Когда танец закончился, мне пришлось прикрывать причинное место скрещенными руками, чтобы не смущать женскую часть, находящуюся в данном помещении. Однако от любопытных бабских глаз скрыть всю картину не удалось. Ольга сразу же что-то зашептала стоящим рядом с ней одноклассницам. Те, бросая взгляды на мои руки, начали хихикать, а Ольга поздравила Ларису с богатым мужчиной. Та, не смутившись, ответила ей на ухо так, чтобы слышали и другие:

- Он не только богатый мужчина, но и мастер.

- Ой, может быть, он мне кран в ванной отремонтирует? — спросила все та же Ольга, плотоядно водя язычком по губам.

- Так у тебя, как я вижу по кольцу на пальце, есть муж!

- Муж — объелся груш! — пренебрежительно ответила она.

Я посмотрел на Ларису. Та с жалостью смотрела на Ольгу.

- Что, действительно, все так плохо? — удивился я.

- Алкаш! — односложно пояснила подруга.

- То есть не муж и не мужик? — спросил я у Ольги.

- Вообще нелюдь! — с ненавистью сказала женщина.

- А в чем проблема? Найди другого.

- Другого, с двумя детьми? — воскликнула Ольга.

- Живи одна. Зачем помимо двух детей содержать алкаша?

- У нас двухкомнатная квартира, и он там прописан. Самый лучший размен — это большая однокомнатная и комната в коммуналке. Но в коммуналку муженек ехать не согласен. Да и в однокомнатной квартире с разнополыми детьми жить можно до определенного возраста, а дальше?

- Олечка, тогда надо решить, что для тебя важнее — развод с алкашом или квартирные условия… в любом случае, чем-то придется поступиться. Можешь терпеть — терпи, а там, кто знает, может быть, еще встретишь человека, который полюбит тебя и примет с двумя чужими детьми. Могу одно сказать — алкаши долго не живут. И если он у тебя не буйный, потерпи годика два-три… только не давай повода ревновать тебя.

- Да ему наплевать, где я, с кем я…

- Не скажи! Алкаши в этом плане не предсказуемы… лучше поостеречься.

- Ладно. А ты смог бы жениться на женщине с двумя детьми?

- Не знаю, не пробовал. Я пока не встретил такой женщины.

- А Лариса?

- Во-первых, Лариса замужем, а, во-вторых, мы с ней сегодня только встретились после пятнадцатилетней разлуки. А в любовь с первого взгляда я уже давно не верю.

- И после второго тоже?

- Точно. Сейчас уже я предпочитаю сначала, как следует узнать и понять человека.

- А ты женщину воспринимаешь как человека?! — удивилась Ольга.

- Конечно. На самом деле мы не сильно отличаемся друг от друга, разве что гениталиями, которые у одних они наружу, а у других все внутри.

- Но, как раз именно это и определяет разницу в устойчивости наших нервных систем, восприятие мира, природы, работы полушарий мозга.

- Олечка, не обманывай себя концепциями ученых. Смотри на мир не так философски. Главное и основное отличие между мужчиной и женщиной — в их природном предназначении. Самец забрасывает семя, самка принимает и вынашивает из семени плод. Почему иногда мужчину сравнивают с пахарем-крестьянином, а женщину с бороздой в земле от плуга.

- Точно, точно! Старый конь борозды не испортит, но и глубоко не вспашет…

- Есть такая поговорка, но к ней следует относиться очень индивидуально…

- Слушай, мне уже пора домой, — вмешалась в разговор Лариса. — Если хочешь поговорить, оставайся. Мне здесь недалеко идти.

- Ну, уж нет, — возразил я. — Вместе пришли, вместе и уйдем.

Мы мило распрощались с оставшимися ее одноклассниками, и вышли из зала. Снова спустились на третий этаж, в класс, где оставили свою верхнюю одежду. Однако подруга перестала спешить домой и решила согрешить на посошок, не желая терпеть до дому. Посошок вылился в целый час. Школу мы покидали последними…

Возвратившись домой около одиннадцати вечера, Лара обнаружила, что ее мальчишки спать не собираются. По ее мнению — это был непорядок! Поэтому она устроила им нагоняй, погнала их в ванну и уложила в кровати. Затем постелила мне в большой комнате, а себе разобрала постель в спальне, шепнув, что как только ребята заснут, я могу перебираться к ней. Затем ушла под душ, а, выйдя оттуда, предложила и мне принять водные процедуры. Пока я мылся, она смогла усыпить сыновей. Еще немного подождав и убедившись, что парни заснули, мы зашли в спальню…

В постели Лорик устроила мне такой фейерверк из орального и вагинального секса, что не ответить тем же я просто не имел права. Сладострастная игра затянулась до четырех утра. Женщина успела еще два раза кончить, а я так и не смог. Под утро мы задремали, не разжимая объятий, и даже член остался внутри подруги.

Однако во сне приснилось, что я трахаю не Ларису, а свою бывшую «девятиклассницу», причем в попу! От реальности сновидения даже проснулся. Убедился, что рядом все же моя бывшая, но одноклассница, с которой я лежу все в той же позе, в которой она кончила последний раз. А именно, нахожусь между ее ног, перпендикулярно ее телу, плотно прижимаясь к ее попе с эрегированным членом, который последний раз поленился вынуть. Чертыхнулся, удивился, но понял, что отдохнул. Потянуло на подвиги.

Утренний стояк у мужчин — явление особенное! Не берусь говорить за кого-то, но у меня такое явление почти постоянно. Во-первых, оно наблюдается только тогда, когда удается достаточно выспаться. И это не просто желание помочиться, хотя такой момент тоже присутствует. Однако желание отлить — не главное. Главное — это желание вставить свой конец в лежащую рядом женщину. И желание отлить, только добавляет остроту ощущений и стимулирует оргазм. А поскольку во время секса мочевой канал перекрывается, то дикое желание писать появляется уже после сброса спермы и то не сразу.

Ситуация, в которой проснулся, диктовала необходимость продолжить ночное приключение. По своему состоянию понял, что готов и кончить. Осторожно, но начал двигаться. Внутри подруги было влажно. Начал двигаться быстрее и напористее. Лариса проснулась и поняла, что ее трахают. По всей видимости, не сразу сообразила с кем она сейчас в постели, но утренний трах пришелся ей по вкусу. Влагалище стало мокрым. Вскоре она вспомнила, кто в ней находится и это, видимо, добавило ей возбуждения. Женщина потекла и неожиданно для самой себя почувствовала, что скоро кончит:

- Я кончаю, кончаю, — сообщила она, не сдерживая стонов.

От ее стонов во мне тоже стал зарождаться оргазм. И в момент, когда Ларису скрутило судорогой, из еще более увеличившегося члена, брызнула жидкость. Подруга, пребывающая в оргазме, даже не почувствовала, что я кончил. Ее разрядка длилась дольше моей. Поэтому удалось незаметно для женщины слить в нее все до последней капли. И только когда член стал маленьким и выпал из нее, Лариска поняла, что я тоже не терял времени даром. До нее дошло, что она может и забеременеть, а потому выскочила из кровати и рванула в ванную подмываться. Я тоже ринулся вслед за ней, но в туалет. Когда вышел оттуда, заметил, что подруга забыла или специально не заперла дверь ванной комнаты. Зайдя туда, закрыл дверь на задвижку и увидел за шторкой обнаженный силуэт любовницы.

- Тук, тук, — произнес я, — к тебе можно?

- Тебе можно, — последовал ласковый ответ. — Даже нужно!

Отодвинув шторку, увидел красивое женское тело в каплях воды. Забрался в ванну и сразу же очутился в ласковых и жадных руках подруги. И первым делом эти руки нашли мой маленький член с яйцами и стали нежно обмывать его. Было очень приятно, но чуда не произошло — он не встал. Впрочем, женщина, видимо, не преследовала цель снова возбудить его, а трогала потому, что ей это доставляло удовольствие. Мне тоже захотелось касаться ее тела. Я обнял любовницу, и руки поползли вдоль спины вниз к ее попе. Достигнув женских «булочек», начал массажировать их, сначала мягко, едва дотрагиваясь, а затем перешел к более жестким действиям. Мои руки начали мять ее ягодицы и разводить в стороны, подбираясь под них, но, не касаясь промежности.

- Осторожно, — предупредила Лариса, — я так могу снова быстро завестись, а ты не готов.

- Кроме «дружка» у меня есть руки и язык. Сегодня ночью ты в этом смогла убедиться.

- Да, всеми своими конечностями ты владеешь мастерски. Большая практика?

- В общем и целом не маленькая, — не стал скрывать я, — но чаще действую интуитивно, в зависимости от партнерши, вслушиваясь в ее дыхание, наблюдая за дрожанием ее ресниц, замутненным взглядом, стонами, подергиваниями. Однако мой подход к каждой женщине строго индивидуален. Я не стремлюсь к количеству, а выбираю, чтобы подарить избраннице свою нежность и страсть, передать ей с помощью своих познаний свое желание и сладострастие от близости со мной. Поэтому среди своих друзей и знакомых не слыву рекордсменом по количеству соблазненных женщин. Среди них мне отведена роль романтика, верящего в чувства, верящего, что женщины не хуже и не лучше мужчин, стремящегося найти в отношениях паритета, относительного равноправия и гармонии.

И тут я заметил, что Лорик меня слушает, раскрыв глаза, приоткрыв свой маленький ротик с ласковыми губами. Это было так необычно, что я взял и поцеловал эти губы, нежно, нежно…

И у подруги потекли из глаз слезы. Она улыбалась и плакала одновременно. И мне тоже захотелось пустить слезу, но я сдержался. Это и было одно из проявлений достигнутой гармонии.

Первой очнулась Лариса, вспомнив, что кроме нас в квартире еще два парня, которые могут неожиданно проснуться. Поэтому мы быстро выскочили из ванной и разбежались по разным комнатам. Я лег в гостиной, а хозяйка квартиры легла спать в спальне. И, действительно, заснула. А мне не спалось. Провозившись с час на диване, я оделся, поглядел на спящую женщину и ушел, благо в дверь был встроен замок с защелкой…

До дому добрался около девяти утра. Открыл дверь собственными ключами. Цепочки на двери не было. В последнее время мать перестала вешать цепочку. Мои частые отлучки по ночам приучили ее не использовать эту меру предосторожности. В десять утра позвонила Лариса.

- Ты всегда уходишь, по-английски не прощаясь?

- Просто ты так сладко спала, что не решился будить…

- Спасибо, конечно, но мог бы и разбудить. А то проснулась брошенной.

- Извини, не подумал, что ты так воспримешь мой отъезд. В следующий раз обязательно поставлю тебя об этом в известность. Подозреваю только, что наше прощание затянется…

- А следующий раз будет?

- Как только ты пожелаешь, и как только я смогу соответствовать твоим запросам.

- Дипломатичный ответ, но обнадеживающий, — проворковала женщина.

- Ларочка, но жизнь наша состоит не только из сексуальных отношений. Мы работаем, у нас у обоих есть свои друзья, могут возникать и другие обстоятельства…

- Например, другие женщины…

- Или другие мужчины, — парировал я ее выпад.

- Ладно, не будем препираться. Ты сможешь приехать завтра?

- Завтра рабочий день. Может быть, перенесем нашу встречу на пятницу?

- А ты сможешь?

- Почему ты сомневаешься? Я свободный мужчина. А провести ночь с желанной женщиной для меня — это радость! Или ты до пятницы остынешь и передумаешь?

- Нет, конечно. Только уж очень долго ждать!

- Во-первых, неделя пролетит незаметно, а, во-вторых, не очень удобно заявляться на работу не бритым и с нечищеными зубами.

- Так возьми с собой бритву и пасту с зубной щеткой!

- Может быть, мне вообще к тебе переселиться? — усмехнулся я.

- Если бы не дети, я была не против…

- Вот именно, если бы не дети! Если бы ты была не замужем! Если бы я не был только недавно разведен, если бы я не платил алименты… если бы, если бы, если бы… много этих если бы!

- Что ты предлагаешь?

- Предлагаю не форсировать события. Да, как женщина ты мне пришлась по душе и по телу. Правда, пока больше по телу. Да и я, наверное, тоже больше нужен тебе для секса, а не для совместного рассматривания звезд на небе, обсуждения просмотренного кинофильма или прочитанной книги.

- И потому ты предлагаешь мне реже встречаться?

- Точно. Потому что не хочу, чтобы мы привыкали друг к другу. Чтобы в наши с тобой отношения ворвался быт с его повседневной тоской и унынием, который рушит со временем любые чувства: страсть, желание, даже любовь.

- Я поняла. Мы слишком рано с тобой встретились. Ты еще не нагулялся, не надышался свободой отношений, которые тебя ни к чему не обязывают.

- Хм, может быть, ты и права. Даже, скорее всего, ты права. Просто я об этом как-то не задумывался. Но для тебя это что-то меняет? Ты сама заявила, что разводиться не собираешься… или что-то изменилось?

- Нет, не изменилось, ты прав. Просто ты, видимо, меня так завел и возбудил, что после нескольких лет относительного воздержания, дико захотелось нормальной сексуальной жизни с желанным мужчиной.

- Но разве одного раза в неделю тебе не достаточно? Большинство супружеских пар так и живет. Или ты хочешь от меня медового месяца?

- Угадал. Наверное, именно этого я от тебя и хотела…

- Что ж, давай попробуем. Только я стану приезжать к тебе тогда, когда мальчишки будут спать. И не каждый день, а все-таки через день. Договорились?

- Договорились, — облегченно вздохнула подруга. — До завтра!

- До завтра, до вечера!

Распрощавшись с бывшей одноклассницей, завалился спать.

Меня разбудил телефонный звонок. Посмотрел на часы. Стрелки на часах показывали два часа дня. Удалось прикорнуть на три часа. Телефон надрывался, но никто не брал трубку. Матери в доме не было. Пришлось идти к телефону самому.

- Алло!

- Привет! — раздался очередной женский голос…

(ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ)
Опубликуйте свой эротический рассказ на нашем сайте!

Прокомментируйте этот рассказ:

Комментарии читателей рассказа:


Добавить эротический рассказ | Контактная информация | Эротические ссылки
Читайте в разделе Я хочу пи-пи:
... пока ничего не происходит... но может, все дело в том, что тебе нельзя идти прямо сейчас?
     Все это длится мгновения и, ничего не заметив, ты быстро возвращаешься к своим мыслям; но проходит несколько минут и ты чувствуешь, что тебе ОЧЕНЬ нужно -- сейчас -- и, как странно -- сжимаясь, ты ощущаешь необыкновенное тепло... оно отдается внутри необъяснимым, сладким чувством... Ты понимаешь, что не хочешь идти сейчас... просто не сейчас... Ты говоришь себе, что ЭТО можно сделать и потом -- ничего страшного не случится.
     Так проходит много... [ читать дальше ]
Читайте в разделе Гомосексуалы:
... Видиков тогда и в помине не было, а был настоящий кинопроектор, киноленты на огромных катушках и завешенный тёмными шторами класс. В этой темноте и развивались события. Не помню, с чего мы начали толкаться с Толяном - моим соседом по парте... Но так не зло, в шутку. Я без всяких там сексуальных мыслей легонько схватил его за ширинку и тут же убрал руку, зная, что он сейчас её оттолкнёт. А он... не оттолкнул и даже перестал меня пихать. Вот тут что-то во мне и перевернулось - мне захотелось ещё раз, уж... [ читать дальше ]
порно рассказы и рассказы о сексе
XXXlib.ru не несет ответственности за содержание размещенных текстов, а только предоставляет площадку для публикации авторам. Содержание Сайта ни в коей мере не представляет собой какие-либо конкретные рекомендации или советы, которые могли бы склонить вас к принятию решения.